Илья Ильдеркин: «Сейчас музыка возвращается к нам»

Published Date

В Рузе завершился ежегодный Семинар молодых композиторов и музыковедов. Представляем вашему вниманию интервью с Ильей Ильдеркиным - композитором и председателем Новосибирского отделения МолОта. О престиже профессии, жизненных кредо и дальнейших планах Илья рассказал Елене Кравцун.

В эпоху социальных сетей и глобальной отчуждённости живое общение с творцами нового искусства дарит небывалый драйв и уверенность в том, что у нас есть светлое будущее. Глядя на Илью, понимаешь, что оно непременно наступит. Мы увлечённо беседуем, гуляя по аллеям, запорошенным опавшими листьями драматичных оттенков. На встречу Илья явился в амплуа парадоксального пролетария. Он решительно отказался от томного образа композитора в пользу графичной стрижки и грубых ботинок. Он смело высказывает свою гражданскую позицию, придумывает новые задачи и бьёт свои старые рекорды. Те, кто ставит для себя высокие планки, не прощают неэффективности другим.

В музыку Илья пришёл достаточно поздно, когда ему было уже 23 года. Импульсом к развитию спящего таланта стало знакомство с девушкой-скрипачкой, которая взяла за руку застенчивого юношу и отвела его в музыкальное училище.

- Я знаю, что ты пишешь статьи, хорошо рисуешь и вообще творческий человек. Был ли какой-то внутренний импульс, побудивший заняться именно сочинением музыки?

- Это было сознательное решение. Я сразу хотел поступать на композицию, но, как известно, без диплома музыкальной школы в училище на теоретическое отделение не берут. Передо мной стоял выбор: пойти учиться играть либо на трубе, либо на барабанах. Я выбрал академические ударные. Уже на четвёртом курсе колледжа я стал усиленно заниматься фортепиано, много импровизировать. А потом поступил в Новосибирскую консерваторию как композитор.

- Как тебя кажется, профессия "композитор" - это твоё призвание?

- Да, я определённо уверен в этом. В музыке я могу максимально выразить себя, своё мироощущение.

-Тот факт, что ты учился играть на ударных инструментах, наложил какой-то отпечаток на твой стиль, подход к ритму и выбору инструментов? Перкуссия - фаворит в твоей палитре звучностей?

- Сначала так и было. Я написал цикл додекафонных пьес для вибрафона, шестиголосную фугу для шести ударных, то есть было явное доминирование этой группы инструментов в сфере моих интересов. Однако я это связываю не с фактом моей биографии, а с тем, что репертуар ударников крайне мал и узок, поэтому мне хотелось заполнить эту брешь.

- Творчество каких композиторов особенно сильно повлияло на тебя?

- Я назову двоих: французский композитор-электронщик Жан-Мишель Жарр и Иоганн Себастьян Бах.

- Наверное, самые противоположные явления в музыке, которые только можно представить.

- Почему бы и нет? Бах в своё время осуществил своей музыкой настоящий переворот. Его гармонические находки до сих поражают воображение. Точно такая же ситуация и с Жарром, который в шестидесятые годы стал пионером электронной музыки. До него, конечно, были эксперименты с электроникой у Пьера Шеффера, Джона Кейджа. Безусловно, их музыка была интересна и организована математически точно, но для уха она представляла сравнительно малое удовольствие. Жарр приблизил электронику к людям.

 

- Получается, по духу тебе близки тихие революционеры, которые на самом деле не провозглашали никаких манифестов, не выдвигали лозунгов нового искусства?

- Я сам хочу стать в своём творчестве революционером.

- Как ты считаешь, важно ли сегодня композитору иметь собственную политическую позицию?

- Обязательно, потому что он должен ощущать себя частью современного мира. Мне абсолютно не близка позиция, когда говорят, что композитор, прежде всего, пишет и творит для себя. Получается, что он не пытается выразить дух своего времени, не задумывается, что хотят слушать окружающие его люди. Время акционального искусства, беспредметного, понятного только узкой аудитории, на мой взгляд, прошло. Сейчас музыка возвращается к нам, возвращается её истинный дух.

- Тебя волнует нынешняя ситуация в стране? Считаешь ли ты, что своим творчеством можешь что-то изменить в мире, в России?

- Да, происходящие события меня очень волнуют, я стараюсь следить за ними. В своей Сонате-фантазии для скрипки и фортепиано экспрессионистскими приёмами я пытался выразить состояние современного человека, эклектичность его мировосприятия, его растерянность и гнев. В идеале я хотел бы, чтобы моя музыка заставляла людей задумываться над проблемами действительности.

- Востребована ли в нашей стране профессия "композитор"? Может ли человек сделать на этом поприще успешную карьеру?

- Конечно, может. У композитора в нашей стране есть два пути для самореализации. Первый заключается в том, чтобы служить людям и Богу, писать музыку на заказ для кино и театра, а также и духовные сочинения. Второй путь для меня ассоциируется с деградацией. Он связан с написанием попсовых песенок, легковесных аранжировок и прочей шелухи.

- Получается, что ты, как современный композитор академического направления, оппозиционно относишься к массовой культуре. Хотел бы ты, чтобы твоя музыка стала популярной?

- В советские времена массовая культура была на высоком уровне. Сейчас проблема не в самой культуре заключается, а скорее в тех людях, что вершат её судьбу. Я не против быть популярным у своего народа, но я не хочу становится известным благодаря бездарной песне. Мне кажется, что нет композиторов, которые бы не были тщеславны и не хотели бы стать известными.

- Сегодня всё-таки существует некий коммуникационный разрыв между композитором и слушателем, интерес аудитории к современной академической музыке не столь активен, как это было, скажем, во времена второй волны авангарда. Ответь мне на герценовский вопрос: "Кто виноват?"

- С одной стороны, виноват композитор, а с другой - государство. Если бы в государстве повышался уровень культуры, выделялись бы на это средства и налаживался бы диалог между властью и композитором, то такого разрыва не было бы. Я прекрасно понимаю реакцию простых людей на авангардную музыку. У меня первое образование - политехническое. Целый день тяжело работать, чтобы потом услышать индустриальные шумы? Им не нужна такая музыка не потому, что они мало образованы, а потому что эта музыка не несёт отдохновения.

- С кем из современных композиторов ты непосредственно общался и какой это был для тебя опыт?

- Я считаю, что композитор - это не человек, который просто умеет писать музыку, а личность, которая по-иному чувствует, воспринимает и ощущает. На творчество и вообще на желание серьёзно заниматься композицией повлияло моё общение на прошлогоднем рузском семинаре с Виктором Алексеевичем Екимовским. Он дал мне важную установку: "Делай и твори то, что ты считаешь нужным, но трудись и оставайся человеком". Для меня он - масштабная фигура, чего стоит только факт выполнения им редакции всех симфоний Шостаковича!

- Как ты узнал про МолОт (Молодёжное отделение Союза композиторов)?

- Всё началось абсолютно случайно, со знакомства с Ярославом Судзиловским. Он рассказал о Семинаре молодых композиторов в Рузе и пригласил меня туда. Это стало для меня настоящим откровением, я узнал много новых имён, услышал интересную музыку. Уже после завершения семинара Худсовет МолОта принял решение создать в Новосибирске региональное отделение и сделать меня его председателем. Наше отделение начало работать примерно в октябре 2011 года. Сначала мы организовывали лекции по современному искусству, слушали с партитурами композиторов-современников и устраивали дискуссии, а потом уже начали организовывать концерты в консерватории, в филармонии.

- Я знаю, что ты ещё пишешь для театра. Расскажи об этом опыте поподробнее.

- Один опыт был связан с детским спектаклем, а другой - с драматическим театром. Это была пьеса социальной направленности под названием "Продавщицы весны", написанная новосибирским драматургом. Музыка к спектаклю построена на лейтмотивном принципе, я хотел охарактеризовать персонажей как можно ярче. В плане инструментария она наполовину акустическая, наполовину электронная.

- Каковы твои дальнейшие планы?

- Я хочу писать как можно больше интересной и качественной музыки. Для новосибирского же отделения я бы хотел большого будущего, чтобы оно превратилось в настоящий центр современного искусства, в оплот творчества и созидания.

В этом году Илья стал номинантом независимой городской премии ТОП-50, ежегодно организуемой журналом "Собака.ru". Несмотря на то, что в Новосибирске региональное молодёжное отделение Союза композиторов "МолОт" появилось совсем недавно, благодаря усилиям Ильи оно заняло активную и жизнеутверждающую позицию. Дебютный концерт молодых композиторов «Удар МолОтом» в Филармонии, а также выступление в непривычном формате концерта-презентации-видеоновеллы по рассказу В. Иванова, собравишие неожиданно большую аудиторию, показали, что у академической музыки в городе есть и будущее, и настоящее. Если вы пожелаете поддержать проекты Ильи, проголосуйте по этому адресу: http://www.awards-top50.ru/category-4.