Рауф Фархадов | О МолОте

Published Date

 XX век разорвал композиторское искусство на такое количество противоречивых и взаимоисключающих измов, пост, соц, этно, поп, нео, арт, комп и электро, что музыка из большой многоярусной целостности с мирным соседством и уживанием разного и различного распалась на несовместимые автономии (без вариантов каких-либо договоров или хотя бы переговоров), превратившись в зону непримиримых идеологических, технологических и эстетических битв-сражений.

Под знаком несовместимости и непримиримости – таким вышло в музыке (да и в искусстве в целом) XX столетие. «Подфартило» ещё и с окончательным развалом «социалистического по форме и национального по содержанию», где сохранялось хоть некое подобие чего-то объединяющего и сплачивающего. Придуманная же мировая страшилка с «глобалом» и «стандартом» лишь в разы усугубила разрыв между стандартным и автономным, глобальным и обособленным. Дело кончилось и вовсе патологией, названной индивидуальным проектом, когда непримиримость должна была возникать не только между разными направлениями или авторами, но и между разными сочинениями одного и того же композитора.

Однако первое десятилетие XXI. Сменяются века (а тут ещё не только век, но и тысячелетие целое!) – сменяются истории? Пожалуй что и так. Ведь сменило же письмо миф, а логос мифологию. (Правда то не века, а эпох целых смена была.) В общем, новый век, новые имена, новые идеи… Или век и имена новые, а идеи из тех, что и всегда, что и на протяжении многих столетий? Завершение времени «разбрасывания камней» и приход времени «камней собирания». Тем более, как оказалось, и ситуация к тому созрела.

Первое десятилетие XXI неожиданно прояснило некую музыкальную единость, некую музыкальную гомогенность века XX; прояснило то, что, в скором, вполне можно будет характеризовать как композиционно-стилевые особенности ХХ столетия. Понятно, что разговор о том долгий. Вкратце же (из того, что сразу улавливается и распознаётся): в ХХ решающим становится не столько сам материал, сколько отношения, общения материалов между собой; в ХХ отпала надобность в категорической дифференциации музыкальной информации на важную (прямую) и неважную (косвенную); в ХХ функциональность отдельно взятого композиционного элемента стала концентрировать в себе идею композиционного целого; в ХХ почти нивелируется значение контрастности (как драматургической, так и формальной); в ХХ в музыке усиливается трансформационный и статический элемент…

Вот и получилось, что когда в конце первого десятилетия, в 2009 молодому московскому композитору Ярославу Судзиловскому пришла идея большого ново-молодёжного композиторского объединения под флагом Союза композиторов России, общемузыкальное положение вещей вполне к тому располагало. Благо что и название объединения – МолОт (Молодёжное отделение СК России) – навевало душевно-ностальгические серпасто-молоткастые ассоциации с их неизбывно коллективистским напором и энергией. Может ещё и поэтому успех МолОта, как движения объединительного, вышел едва ли не оглушительным. Почти вся Россия – 16 региональных полномочных представительств: Московское, Петербургское, Татарстанское, Нижегородское, Новгородское, Саратовское, Пермское, Финно-угорское и республик Поволжья, Башкирское, Воронежское, Уральское, Якутское, Тувинское, Дагестанское, Новосибирское, Осетинское – плюс интерес к молотобойцам со стороны львовян, армян, казахстанцев и даже парижан. МолОт, как говорится, во все стороны.

С МолОтом вновь появилась возможность рассуждать не о неких отдельных, изолированных музыкальных группировках, зачастую не просто игнорируюших друг друга, но и не имеющих друг о друге даже мало-мальского представления. С МолОтом в молодую музыкальную жизнь России пришло (вернулось), видимо, наиболее для теперешнего времени актуальное – коммуникация. И что не менее важно: без деления на своих и чужих, радикалов и традиционалистов, авангардистов и консерваторов, западников и почвенников, электронщиков, компьютерщиков и радетелей чистой акустики… Возник редкий в современном музыкальном мире шанс преодоления келейности, вкусовщины, междусобойчиков, одномерности и одно направленности воззрений и осознаний. Коммуникация МолОта – коммуникация многих музыкальных конфессий. Коммуникация МолОта – разновекторность и разнонаправленность различных композиционных манер, подходов и толкований в едином музыкальном пространстве. Коммуникация МолОта – реальная возможность межконфессиональных дискуссий, полемик и общений. Коммуникация МолОта – сочетание бескомпромиссности (всё одно, остаться при своём) и взаимодополняемости (одно не должно мешать другому). Коммуникация МолОта – попытка завершить (хотя бы в молодом сообществе) время композиторских «войн» и обозначить начало диалога. Коммуникация МолОта – это ещё и желание контакта, желание сближения с мастерами старшего и среднего поколения и, значит, желание продолжения традиций и межпоколенческих связей. Отсюда и привлечение в художественный совет МолОта имён заслуженных и достойных: Виктора Екимовского, Юрия Каспарова, Алексея Рыбникова, Рашида Калимуллина, Бориса Гецелева, Кирилла Уманского, Алексея Сюмака.

Структурно МолОт на сегодня – это две секции: композиторская, которой руководит Ярослав Судзиловский (он же председатель и худсовета) и музыковедческая (здесь председателем Ярослав Тимофеев). Чем не ещё одна МолОт-коммуникация? Где ещё композитор напрямую диалогизирует с музыковедом, а музыковед получает возможность живого разговора и живого общения с молодым автором. О 16 полномочных МолОт-представительствах в разных регионах говорилось выше.

С годами объединение, укрупняясь, обрастает (и прирастает) и новыми структурными подразделениями. В частности, значительное место отводится работе с ансамблями-партнёрами в Нижнем Новгороде (экспериментальным No Name и струнным квартетом Cantando) и Екатеринбурге (виолончельным Ferdinand-квартетом и вокальным Fresko), фольклорным коллективом в Санкт Петербурге («Светлица»), позднее возникает идея собственного московского МолОт-ансамбля «Карт-бланш». Всё большее внимание уделяется и созданию фестивальных структур, проводимых под эгидой Молодёжного отделения. Таковым, к примеру, является Первый Большой фестиваль МолОта СК России-2012.

Как у всякой серьёзной организации у МолОта есть не только свой официальный день рождения, но официальное его место с официально-презентационной программой: 18 марта 2009 года, московский Музей С. С. Прокофьева, концерт под названием «Пять портретов современного человека» из произведений свежеиспечённых «молотобойцев». С тех пор сделано немало. Свыше тридцати собственных проектов по России, музыковедческие конференции, издание к съезду СК России книги «Молодые российские композиторы» - нечто вроде энциклопедии новых имён от 19 до 42 (ред. Я. Тимофеев, Е. Мусаелян), МолОт-концерты в рамках различных фестивалей и акций, участие во всероссийских, образовательных, правительственных федеральных и региональных программах, выпуск первого компакт-диска МолОта, активное освещение в СМИ (канал «Культура», ТВЦ, радио «Орфей», «Говорит Москва», «Эхо Москвы», газетах «Известия», «МК»…) творческой деятельности новой генерации российских авторов. Особой интригой (особым смаком) МолОта следует считать ежемесячные собрания, где молодые композиторы вкупе с коллегами музыковедами представляют свои новые опусы, после чего членами Худсовета, а также энергичными «молотобойцами» начинается профессионально жёсткий и предельно откровенный разбор полётов. Разговор, впрочем, состоит не только из критических атак и наскоков, но и не менее активной защиты и оппонирования. Дело это не для слабонервных, но, как говорят молодые авторы, единственно верное и нужное для их профессионального роста. Кроме того, прошедшие МолОт-мясорубку, получают от Худсовета рекомендации к исполнениям в концертах, к изданиям, музыковедческим статьям и работам.

Одна из ключевых задач организации – «создание единой российской композиторской школы». Вот уж забота из забот! Мда… Здесь бы и точку. Но если задачу чуть подкорректировать и облегчить: (хотя бы) приобщение молодёжной аудитории к звукам современной музыки? Тогда Первый Большой фестиваль МолОта СК России-2012, берущий старт ранней весной – 13 марта в Московской филармонии, и завершающийся ранним летом – 5 июня (Москва, Малый Манеж), может стать и неплохим началом, и весомым аргументом для реализации скорректированной цели. Тем более что на фестивале что ни сочинение, то премьера. Тем более что круг композиторов – шире некуда. Тем более что первый день фестиваля – рождение-презентация ансамбля МолОта СК РФ «Карт-бланш». Тем более что состав ансамбля – из исполнителей перворядных. Тем более…

Ладно, поехали. С началом!